Открыть мобильное меню

Статьи о соблазнении

9 сентября

Секс без тормозов

Говорят, что медицинские работники - одни из самых раскованных в плане секса. Так как, обучаясь медицине, она становятся более циничными, с более реалистичным взглядом на мир. При этом у них снимается много тормозов, она становятся более откровенными - и в словах, и в действиях. Это относится и к врачам, и к медсестрам. К врачам особенно. По себе знаю.

Говорят, что медицинские работники – одни из самых раскованных в плане секса. Так как, обучаясь медицине, она становятся более циничными, с более реалистичным взглядом на мир. При этом у них снимается много тормозов, она становятся более откровенными - и в словах, и в действиях. Это относится и к врачам, и к медсестрам. К врачам особенно. По себе знаю.

Когда я был студентом медицинского университета, то познакомился с девушкой, которая училась вместе со мной на курсе, но на другом потоке. Встречались мы очень редко, и знакомство было чисто формальным. Но она еще тогда мне очень нравилась – красивая, рыжеволосая, с длинными стройными ножками в белоснежном халатике… По пикаперской десятибалльной шкале – она семерка. Она выглядела, как воплощение самых запретных эротических фантазий, как внезапно материализовавшаяся актриса немецких порнофильмов. При столь потрясающих внешних данных она вела себя достаточно скромно. А когда свои волосы она убирала под шапочку, надевала на шею стетоскоп и брала в руки книжку по терапии, то выглядела, как студентка-отличница, которая только и делает, что учится, и редко выходит из дома.

И вот недавно я зашел в гости к своему другу, который как раз проходит интернатуру в хирургии. Там я встретил эту девушку, Наташу, которая уже работала в этой больнице врачом. В это же время, в подвале, где находится раздевалка интернов-хирургов, намечался какой-то праздник, кажется – день рождения у кого-то из парней. Туда была приглашена Наташка, пригласили и меня. На столе активно нарезалась колбаса, делались бутерброды, протирались рюмки. Было несколько парней и девушек-интернов и медсестры. В воздухе витал сладкий аромат праздника.

Может, тяжело себе представить романтическую обстановку в подвале больницы, но именно так все и было – большая комната, все стены аккуратно обклеены фотографиями из глянцевых журналов, по периметру стояли мягкие кресла, диванчики. На весь потолок – сеточка черного цвета в виде паутины. Две лампы с красными абажурами давали мягкий возбуждающий свет. Из больших динамиков еще советского производства лился narcotic trip-hop. Все это вместе создавало интересную завораживающую атмосферу. Было легко и уютно.

Была там и Наташа. Я вошел, поздоровался со всеми и сказал ей какой-то комплимент, подойдя сзади и нюхая ее шею. Конечно же, прикоснулся губами, вроде невзначай. Хотя она от испуга дернулась, но реакция на кинестетику – положительная! Когда сталкиваешься с такой реакцией от девушки, то понимаешь, что возможен быстрый секс. И в этот момент надо тащить девушку туда, где все это можно сделать, не откладывая. А сделать это тогда как раз не представлялось возможным.

Главное  в этом случае было – не упустить момент и не отдать Наташу кому-нибудь другому. Поэтому я сделал кокон, как я себе это представлял. Сидел вместе с ней, общался только с ней, постоянно трогал ее. Она реагировала позитивно, смеялась, на К-тест – постоянно К+. Во время общения подстраивался по позе, это у меня уже на автомате. Выяснил кое-какие личные подробности, подстроился по ценностям, это тоже было несложно, так как мы учились в одном университете, и у нас и так много было общего, похожие взгляды на жизнь, похожие мечты и желания.

Когда народ немного выпил, начали танцевать. Наташу постоянно кто-то приглашал, но я старался держать ее возле себя, создавая кокон. Даже в туалет мы ходили вместе. Но целовать себя она не давала и слишком жесткую кинестетику пресекала.

Поэтому в одном из медленных танцев я рассказал ей рутину, прочитанную когда-то на пикап.ру. Она называется "Наш мир" и создает в воображении девушки мир, где находитесь только вы с ней, где вам хорошо и комфортно, и можно делать все что угодно, все что хочется, не смотря на социальные рамки и запреты. Действие рутины усиливает "кокон", сближает еще больше, повышает уровень доверия. И крыша у девушки улетела. Теперь можно было усиливать кинестетику, что я успешно и сделал. Этому способствовал танец, он позволял мне постоянно трогать Наташу, прижиматься всем телом, целовать ее ушки, рассказывая что-то. И якорить при этом все позитивные эмоции, покусывая ее за мочку левого уха.

Когда мы танцевали, нормальными танцами это уже было назвать невозможно. Грязные танцы – это точно! Я использовал все возможности танца для жесткой кинестетики. Крутил и вертел ей, как только мог, прижимался так, чтобы она чувствовала мой возбужденный член, гладил грудь, ножки, между ножками. Она тоже прижималась ко мне, чувствовалось, что сильно возбуждена. Проверок уже практически не было, глазки у Наташи блестели, она позволяла себя целовать и гладить почти всюду. И сама гладила меня.

Когда же все разбились по парочкам и разошлись кто куда – кто курить, кто в туалет или просто прогуляться, мы просто набросились друг на друга, невозможно было сдержать этот животный порыв. Я стянул с Наташки юбку с колготками, положил на стол…

Секс был короткий, но бурный. Не требовалось сложных техник, просто легкое действие алкоголя, завораживающая музыка, рассказы, слегка изменяющие реальность, слова, направленные на сближение, доверие и возбуждение, и жесткая кинестетика, которая это возбуждение усиливала в сотни раз. После всего мы лежали на диванчике, она курила и плакала. Я сначала подумал, что что-то случилось, но она объяснила, что это – эмоции. Все случившиеся для нее оказалось очень уж необычным, так что вместе с сексом получился сильный крышеснос.



Отзывы

Тренинги

Мастерство соблазнителя, информация не для всех. После него ты больше никогда не будешь прежним.

Поиск по сайту